рус
|
ќаз
Вход
Логин 
Пароль 
Авторизация пользователя
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ НАУЧНО - ТЕХНИЧЕСКОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ
 
«…я… выбрала медицинский институт». Э.И. Флициан

Энна Иосифовна Флициан. г. Алма-Ата, 1954.


Автор воспоминаний, Энна Иосифовна Флициан, родилась в 1931 г. в городе Бендеры, в Бессарабии. 23 июня 1941 г. её отец был призван в действующую армию, а мама с сестрой мужа и 3-я детьми эвакуированы в Казахстан. В 1949 г. Энна окончила 30-ю школу в г. Алма-Ате и поступила в Алма-Атинский медицинский институт. В 1955 г. её направили в совхоз Ямышенский Павлодарской области, где она начала свою профессиональную деятельность как заведующая врачебной сельской лабораторией. С 1956 г. по 1958 г. – врач-фтизиатр областного туберкулёзного диспансера в г. Павлодаре, в 1958–1963 гг. – врач-фтизиатр туберкулёзного кабинета лечобъединения г. Алма-Аты, с января 1963 г. по сентябрь 1966 г. – врач-фтизиатр туботделения больницы скорой медицинской помощи г. Алма-Аты, с сентября 1963 г. по сентябрь 1966 г. – аспирантка кафедры фтизиатрии Института усовершенствования врачей, с 1966 г. по июнь 1991 г. – мнс, снс НИИ туберкулёза, с ноября 1991 г. по сентябрь 1995 г. – зам. гл. врача районного медицинского объединения (Алатауский р-н г. Алматы), в 1995–2000 гг. –статистик и по совместительству – врач флюрокабинета поликлиники № 5.

В воспоминаниях Энна Иосифовна рассказывает историю своей жизни от рождения до сегодняшнего дня. Публикуется та часть текста, которая повествует о годах учёбы в мединституте.

[…] Пришло время завершения учёбы в школе. С детства я чаще всего сталкивалась с профессией врача. Видела себя только в этом качестве. Но мне хорошо давались языки, и моя учительница немецкого языка настоятельно рекомендовала мне поступать в Иняз. Поколебавшись какое-то время, я всё же выбрала медицинский институт. Конкурс был 4 человека на место. Я его благополучно выдержала и была зачислена на педиатрический факультет. Родители были так заняты бытовыми проблемами, что особенно не интересовались нашим жизненным выбором (через два год сестра Мина поступила в юридический институт, но вуз мы окончили в один год из-за разницы в сроках обучения), ни тем, как успешно сдаём мы экзамены.
В годы нашей с Миной учёбы студенческие стипендии играли очень важную роль в бюджете семьи. Подспорьем был сад. Уход за садом был тяжёлой работой, осложнённой тем, что в нашем регионе земледелие поливное. Папа вставал в 3 часа утра, чтобы пустить воду из головного арыка в свой сад. Урожай родители постепенно в течение года реализовывали на рынке.
Но полуголодные годы продолжались. На занятия я отправлялась без завтрака. Заходила за своей однокурсницей, мама которой работала посудомойкой в столовой, папа был пьяницей, так что особый достаток в их семье не наблюдался. Но в доме всегда была какая-то выпечка. Когда я видела, как Люся Менжулина на ходу хватает пирожок, я в глубине души хотела, чтобы она меня им угостила. Но такого не случалось, и я решала проблему насыщения с помощью 10 коп., покупая такой же пирожок с лотков у уличных торговок. Порой спасали яблоки. Хороший апорт имел плоды от 300 г до 500 г веса. Одно такое яблоко, заедаемое хлебом, вполне могло насытить.
В моём распоряжении были ещё 6 коп. на трамвай в одну и другую сторону. То обстоятельство, что занятия проходили на кафедрах, расположенных в разных, порой отдалённых друг от друга частях города, в расчёт не принималось. Надо ли говорить, что проблема усталости, связанная с необходимостью давать непосильную нагрузку на мои ноги, сопутствовала мне всю юность.
Одета я была почти нищенски. Боты, которые, как и галоши, предполагалось надевать на туфли, я носила на босу ногу. Одежду приходилась часто чинить, отчего она теплее не становилась. Из-за этого часто простужалась и кашляла. Имея хороший слух, я в ранней юности с удовольствием пела, но хронические заболевания носоглотки лишили меня со временем такой возможности. Вузовский преподаватель истории КПСС Кауров периодически предлагал мне пройти рентгеновское обследование, предполагая у меня наличие туберкулёза. Его повышенное внимание ко мне объяснялось моим интересом к его предмету, впрочем, как и другим гуманитарным областям знаний.
Однако главным предметом на первом курсе являлась анатомия. Наш преподаватель Антонина Александровна любила говорить, что врач обязан знать анатомию только на «отлично». Мне эту оценку поставила только с 3-го захода. На каждом факультете, их было 3, был свой анатомический зал. Учить предмет на пособиях можно было только в анатомическом музее. Там, готовясь к занятиям, засиживались допоздна. Порой, едва-едва успевая на последний трамвай. Однако ни в какие криминальные ситуации я никогда не попадала.
Анатомия для многих студенток, а на нашем факультете учились в основном девушки, оказалась серьёзным испытанием: 8 девочек-казашек вынуждены были покинуть институт, не выдержав работы с телами умерших людей, сопровождающейся сложно переносимым запахом формалина. Анатомию читал профессор Исаев. Мы, студентки, называли его за глаза по латыни «оblikwus maer», т.е. «Косой старший», а его сына, аспиранта, «оblikwus minor», т.е. «младший», хотя, в отличие от отца косоглазия у него не было. Профессор в сравнении с Антониной Александровной казался очень мягким, нас особенно не гонял, и мы все сдали ему анатомию на «отлично».
Биологию преподавал профессор Войткевич. Читал интересно и мог спросить: «Сколько ножек у таракана?» и, не услышав правильного ответа, прокомментировать: «Как же при такой ненаблюдательности Вы сможете работать врачом?»
Хорошо читал лекции по хирургии и профессор Сызганов. Он тогда был относительно молод и привлекателен: голубые глаза, светлые волосы. Но по-русски говорил не лучшим образом. Может быть, поэтому во время чтения лекций был очень подвижен: было ощущение, что он хочет понравиться студенткам.
На третьем курсе с помощью супружеской четы Самариных мы изучали фармакологию. Роман Иванович – участник войны. Иногда его замещала жена, имя и отчество которой моя память не сохранила.
Но ярче всех, на мой взгляд, была Берта Абрамовна, терапевт, также как и профессор Войткевич, и Антонина Александровна, из эвакуированных. Она была прирождённым преподавателем, и именно она вводила нас в азы профессии.
Великолепно вела семинары Анна Ивановна Зикеева, паталогоанатом.
Мне приходилось общаться и с её мужем, и сыном. Все они были прекрасными специалистами. Виктору Зикееву, супругу Анны Ивановны, я обязана выздоровлением тёти Сары. Скудное питание, неблагоприятные жизненные условия отразились и на её здоровье. Она резко похудела, в свои тогдашние 37 лет весила меньше 40 кг, страдала от педикулёза, но не могла получить квалифицированную врачебную помощь, потому что её оказывали по месту прописки. Наша семья жила в сельской местности, где не было необходимых медицинских кадров. Однажды во время приступа язвенной болезни ей было очень плохо, из-за внутреннего кровотечения она потеряла около 3-х литров крови, а изо рта выскочила аскарида. Чудом осталась жива.
Надо сказать, что с момента поступления в мединститут я в семье получила статус домашнего врача. Но в случае с тётей Сарой мне уже самой стало понятно, что необходимо моё вмешательство. Я пошла по знакомым профессорам, добилась госпитализации тёти Сары в терапевтическое отделение городской больницы. Месяц её лечили в терапии, она немного набрала вес, потом перевели в хирургическое отделение. В конечном итоге тётя Сара оказалась пациенткой Виктора Зикеева. Перед операцией он шутил: «И как Вам укорачивать желудок? Под мясо? Или под вегетарианскую пищу?». На лечение тёти Сары ушло несколько месяцев, но потом она уже не болела. После благополучного восстановления её здоровья мой авторитет в глазах близких возрос. Вероятно, мама делилась переживаниями по поводу событий в семье с соседками, потому что периодически женщины на улице меня останавливали и говорили мне о том, какая я молодец.
На этом врачевание близких не завершилось. Мой младший братишка заболел коклюшем, болезнь протекала очень тяжело. Я делала ему инъекции стрептомицина, но выздоровление долго не наступало. Много позже, уже будучи опытным специалистом, я поняла, что у него аутоиммунная реакция. К сожалению, его долго лечили неправильно. Несмотря на плохое здоровье, брат был очень оптимистичным человеком, никогда ни на что не жаловался, но прожил всего лишь 54 года.
На 4-м курсе мы изучали педиатрические дисциплины, в т.ч. неонтологию, т.е. уход за новорождёнными. В эти годы среди наших преподавателей была Авенирова Анна Ивановна, которая вела курс «пропедевтика детских болезней», позже ставшая первым профессором педиатрии в Казахстане. Она заведовала кафедрой в мединституте. Но мы её не очень любили из-за некоторой жесткости в характере. Детские инфекционные болезни читала Никонова. Профессор Клиницкий преподавал акушерство и гинекологию. Этот предмет мне совершенно не нравился, но я знала, что должна получать стипендию, поэтому старательно всё учила. И именно он мне вскоре очень пригодился.
После 4 курса нас направили на практику в г. Сарань Карагандинской обл. Практика запомнилась тем, что нам поручали вести терапевтических больных и ухаживаниями шахтёра, который мне не очень-то нравился. Тем не менее, я ему дала свой адрес в г. Алма-Ате, он мне писал письма, на которые я не отвечала. И это знакомство сошло на нет само собой.
Занятия у нас шли полный рабочий день, т.е. по 8 часов в сутки. На 5-м курсе я устроилась на врачебную должность в детский садик, но получала как медсестра, потому что диплома у меня не было. На 6-м курсе работу оставила, потому что началась практическая деятельность, необходимо было готовиться к госэкзаменам. Мы были всего лишь 2-й выпуск с 6-летним сроком обучения. К этому времени Мина, поступившая на 2 года позже меня, уже имела диплом о высшем образовании. Последний год обучения не запомнился. Создавалось ощущение, что те, кто готовил учебные программы, плохо представляли, чем должен быть заполнен последний год нашего обучения.
В студенческие годы мне впервые в жизни представилась возможность посещать театры. Билеты оплачивал профсоюз. Если бы не это обстоятельство, навряд ли я смогла бы пересмотреть весь тогдашний репертуар оперного театра.
[…]


Студентки 1 курса педиатрического факультета Алма-Атинского мединститута, в центре 4-я слева Энна Флициан, г. Алма-Ата. 1949/1950 уч. г.









Студенты 3 курса педиатрического факультета Алма-Атинского мединститута, справа 1-я Энна Флициан, г. Алма-Ата. Сентябрь 1951 г.










Студенты 3 курса педиатрического факультета Алма-Атинского мединститута, cправа на первом плане Энна Флициан, г. Алма-Ата. Надпись на обороте: «30 апреля 1952 г. 3 курс 6 группа педиатрического факультета с любимым ассистентом хирургом Аргымом Арыновичем Сулейменовым около госпиталя».










Студенты 6 курса педиатрического факультета на практических занятиях, проводимых А.И. Авенировой. г. Алма-Ата, 1953/1954 уч.г.

Новости

Показать все
20 июля 2018 года
19 июля 2018 г. и.о. директора ЦГА НТД Б.А. Жуматаева и главный эксперт архива В.Е. Печерских посетили Казахский НИИ онкологии и радиологии.


19 июля 2018 года
18 июля 2018 г. национально-этнографическое объединение «Адырна» в рамках проекта «Азаматтық борыш» в конференц-зале ЦГА провели мероприятие под названием «Воспоминания об Афганской войне», в котором приняли участие сотрудники ЦГА НТД.


09 июля 2018 года
5 июля 2018 г. сотрудники Центрального государственного архива научно-технической документации Д.Н. Акимжанова и Н. Турсынбек приняли участие в презентации Международной фотовыставки «Аркаим – Страна Городов: пространство и образы», организованной Центральным государственным музеем Республики Казахстан, приуроченной к 30-летию со дня открытия этого всемирно известного археологического памятника эпохи бронзы и 45-летию начала исследования уникального культурно-исторического комплекса «Синташта».


05 июля 2018 года
5 июля 2018 г. накануне Дня столицы в Центральном государственном архиве научно-технической документации Министерства культуры и спорта РК состоялась презентация выставки «Астана – сердце нашей Родины и опора Независимости».


Яндекс.Метрика Web site engine code is Copyright ©2007-2008 by Kasseler CMS. All rights reserved.   Разработка и поддержка: neon-group